Сложная судьба матери Илона Маска

Мэй родилась в 1948 году в Канаде, но уже через два года после ее рождения семья отправилась в африканскую Преторию. Родители Мэй обожали приключения: в 1952 году совершили кругосветку на самолете с пропеллером, в течение десяти лет занимались поисками легендарного затерянного города Фарини в пустыне Калахари.

В 1969 году Мэй стала финалисткой конкурса «Мисс ЮАР», а на следующий год вышла замуж за инженера Эррола Маска. Через два года у пары родился первенец Илон, на следующий год ─ Кимбал, а еще через год на свет появилась Тоска. Воспитание детей миссис Маск совмещала с подработкой моделью и учебой – сначала на магистра диетологии в University of the Orange Free State в ЮАР, затем ─ на магистра нутрициологии в Университете Торонто.

Через 10 лет после свадьбы Маски подали на развод. По словам Мэй, в первый год после разрыва ей было совсем непросто: она с детьми переехала в Торонто и фактически оказалась без финансовой поддержки, так как деньги на ее счетах в банках ЮАР были заморожены. Таким образом правительство ЮАР пыталось тогда предотвратить отток населения.

Она осталась одна с тремя детьми и совершенно без средств существования. В Торонто они оказались в убогой съемной квартире и три недели отмывали ее, чтобы в ней можно было жить. “Я плакала, когда дети разливали молоко, потому что у меня не было денег купить им новую порцию”. Чтобы сводить концы с концами, она работала одновременно на пяти работах.

«Первое, что мы сделали, когда я получила зарплату, — это купили ковер на пол, чтобы сидеть на нем. Никакой мебели у нас не было, — рассказывает Мэй. — А со следующей купили Илону компьютер. Он сидел за компьютером прямо на полу».

«Мои дети знают меня как человека, который очень много работал. Поэтому они и сами трудоголики. Я никогда не говорила детям, чтобы они обязательно получили MBA и что они должны ставить амбициозные цели. Скорее я говорила, что они должны любить то, чем занимаются, и много работать».

В 1995 году 24-летний Илон и его 22-летний младший брат запустили собственную компанию Zip2. Мать поддерживала желание сыновей стать успешными предпринимателями — именно она настояла, чтобы Илон бросил основную работу и летел в Кремниевую долину. Каждые шесть недель она навещала сыновей и старалась помочь им с бизнесом — например, помогала составлять бизнес-план.

Однажды, вспоминает Мэй, она даже делала вместе с ними презентацию для инвесторов до двух часов ночи: «Мы так устали в тот день, что, когда пошли затем в лучший ресторан в Пало-Альто, я сказала: «Это последний раз, когда я плачу за наш ужин». Я сдержала слово, и с тех пор я действительно ни разу не платила за них».

В 1996-м она вложила все свои сбережения — $10 000 — в компанию сыновей Zip2, чтобы они могли оплатить аренду офиса и другие необходимые вещи. Тогда это казалось чистой авантюрой, но ей важно было показать веру в дело своих детей. В 1999-м компанию купил производитель софта Compaq за $307 млн — Илон заработал $22 млн. Мэй шутит, что это была ее лучшая инвестиция.

С 60 лет она принципиально не красит волосы. Каждое утро проводит полчаса на велотренажере и никогда не забывает про растяжку. В 70 лет она является лицом рекламных компаний Clinique и Revlon, авиакомпании Virgin America и подписала контракт с косметическим брендом CoverGirl.

Она шутит, что больше всего ее радует, что ее десять внуков гордятся ею. Еще бы, она ведь недавно снялась в клипе Бейонсе «Haunted» и в видео-игре про Джеймса Бонда в роли агента.

Компиляция: Марина Айдова