RTVi: политика НАТО обеспечит победу трамповского прагматизма и путинского цинизма

Фотография: RTVI

В Лондоне закончился 70-й саммит НАТО. В этом году он прошел в напряженной атмосфере: Дональд Трамп вступил в заочную дискуссию с Эмманюэлем Макроном о значимости альянса, а позже отменил свою пресс-конференцию и уехал после того, как в кулуарах Макрон обсуждал его с Борисом Джонсоном и Джастином Трюдо (канадского премьера Трамп позже назвал «двуличным»). Екатерина Котрикадзе провела два дня на саммите в Лондоне и объясняет, почему в альянсе заговорили о кризисе доверия.

Этот саммит НАТО юбилейный, тут друг друга поздравляют с 70-летием и желают процветания. Генсек повторяет одну и то же мысль: НАТО самый успешный альянс в истории, потому что он всегда был способен меняться. Так и будет впредь, обещает Йенс Столтенберг. Но сомнения как будто витают над Ватфордом, пригородом британской столицы, где в среду состоялись главные встречи и переговоры натовских лидеров. Здесь в эти дни стало совершенно ясно: НАТО переживает кризис доверия. Оказалось, что в 2019 году у членов Альянса совершенно разные приоритеты.

Самый яркий и наглядный пример. «Что мы тут с вами думаем о России, господа?» — задаются вопросом лидеры НАТО. «Что думаем об аннексии Крыма? О Донбассе? О войне в Грузии?» И если еще несколько лет назад ответ был бы однозначным и у всех одинаковым, то теперь — совсем другая реальность. То есть в итоговом коммюнике Россия снова значится как угроза.

Но вслух говорят, что договориться с Россией можно. Двое ключевых членов НАТО — США и Франция — так считают. А что значит — договориться? Ясно же, что Путин не вернет Крым Украине. Значит, на аннексию закроют глаза. Оказалось, что есть вещи поважнее: например, Сирия, где ситуацию контролирует Москва. Или Китай, который вызывает серьезные опасения и с которым хорошо бы налаживать контакты вместе с Россией. Вообще Китай с его огромным оборонным бюджетом впервые за всю историю альянса оказался в повестке дня. А Украина… Ну, она всегда была в пределах российских стратегических интересов — это «не наш вопрос». Я уверена, что именно так размышляет Трамп. Возможно, подобным образом размышляет Макрон. Они считают это прагматизмом, и от этого прагматизма приходят в ужас балтийцы и поляки — тоже, между прочим, члены НАТО. Генсек Столтебнерг пытается оказаться где-то посередине и неустанно продвигает тезис о том, что «мы от России обороняемся и одновременно с этим ведем диалог».

Но камон, господа! Так не работает. Эта политика обеспечит победу трамповского прагматизма и путинского цинизма. Еще она обеспечит панические атаки в странах бывшего соцлагеря. Балтия и Польша всерьез опасаются повторения крымского сценария у себя дома — они ведь тоже в сфере стратегических интересов Москвы. И там тоже есть русские, которых может быть потребуется защищать. Что на это отвечает альянс? Он по идее должен отвечать своим главным принципом — знаменитой пятой статьей устава: один за всех и все за одного. Нападение на условную Ригу воспринимается как нападение на всех, и Латвию идут защищать. Кризис натовской идентичности заключается в том, что тут далеко не все с таким подходом согласны. Не согласен главный бунтарь и хам североатлантического альянса — Реджеп Эрдоган. На юбилейном саммите его еле уломали подписать план по защите восточноевропейских членов НАТО от российской угрозы. Это раз. Эрдоган не моргнув глазом заключает контракты на поставки вооружений с внешним поставщиком. Да ещё каким! С Россией! Это два. Эрдоган вторгается в Сирию и устраивает там свою спецоперацию, в момент, когда ему этого захотелось. Потому что может. Это три. И для НАТО позиция турецкого лидера — сплошь унижение, с которым ничего нельзя сделать. Вялые разговоры о санкциях против Турции обречены, потому что Турция умеет шантажировать Европу и знает: угроза открыть ворота и выпустить беженцев из Сирии способна моментально усмирить праведный гнев условного Парижа.

Совершенно очевидно, что НАТО прямо сейчас нужно ответить на вопросы: зачем мы существуем? Кто мы? Можем ли мы доверять друг другу?

И снова о прагматизме. Одной из главных тем в Лондоне стали деньги. Предсказуемо: президент США добивался увеличения европейских взносов с самого начала своей политической карьеры. Это, говорил он, вопиющая несправедливость. Америка за все платит, Европа только пользуется.

И знаете что? На днях стало известно, что взносы европейцев увеличиваются. Белый дом ликует. Генсек Столтенберг — редкий случай — шутит, что за его завтрак «заплатили американцы».

Но от того, что в бюджете самого мощного военно-политического блока планеты станет больше европейских денег и меньше американских, кризис не разрешится. Показательная ситуация. Когда мировые лидеры давали заключительные пресс-конференции и рассуждали о своем единстве, Трамп отменял свое общение с прессой через твиттер.

Как выяснилось, американский лидер обиделся на своих коллег по Альянсу — лидеров Британии, Франции и Канады, которые над ним хихикали на приеме у королевы. Президент США демонстративно улетел домой. Кажется, лондонский саммит никого ни с кем не примирил.